Главная » Новости » День памяти жертв политических репрессий

День памяти жертв политических репрессий

  Дата: 24-10-2020, 09:44   

День памяти жертв политических репрессий.
         Такое страшное было время. 
         Врагом народа был сам народ. 
         Любое слово, любая тема... 
        И по этапу страна... вперёд! 
        Но мы-то помним! Теперь мы знаем. 
        На всё запреты, на всех печать... 
        Народ толпой по этапу гнали, 
        Чтоб было легче им управлять... 
 
   День памяти жертв политических репрессий — проходит в России и других бывших республиках СССР ежегодно 30 октября, начиная с 1991 года. В этот день проходят митинги и различные культурные мероприятия, в ходе которых вспоминают о пострадавших от политических репрессий, в некоторых школах организуют «живые» уроки истории, на которые приглашаются свидетели этих трагических событий.
   По данным правозащитного центра «Мемориал», в России насчитывается около 800 тысяч пострадавших (в их число, согласно Закону о реабилитации жертв политических репрессий, входят также дети, оставшиеся без попечения родителей).
Историческая справка
 
         30 октября 1974 года – 36 лет назад - День политзаключенного был отмечен одно - и двухдневными голодовками в Мордовских и Пермских лагерях, а также во Владимирской тюрьме. Такой широте охвата невольно способствовала лагерная администрация, подозревавшая, что что-то готовится, и не нашедшая ничего лучшего, как раскидать «заговорщиков» по разным лагерям. Последним местом, где узнали о Дне политзаключенных, была Владимирская тюрьма.
         Одновременно 30 октября состоялась организованная  А.Д.Сахаровым и инициативной группой защиты прав человека в СССР пресс-конференция. 
         Корреспондентам были переданы открытые письма заключенных и другие материалы, полученные из лагерей и написанные специально ко Дню политзаключенного. Среди них были письма, обращения и интервью заключенных мордовских и пермских лагерей для того, чтобы мордовские материалы увидели свет.
         В дальнейшем День политического заключенного отмечался также голодовками в лагерях. Самое большое количество участников акций протеста в лагерях отмечено в 1981 году, когда в голодовках и забастовках приняли участие около 300 политзаключенных. 
         С 1978 года Общество «Страна и мир» ежегодно публиковало 30 октября «Список политзаключенных СССР».
 
         Начиная с 1987 года, День политзаключенного сопровождался демонстрациями в Москве, Ленинграде, Львове, Тбилиси и т.д. Если в первых демонстрациях участвовали десятки людей, то в 1988 году - уже сотни, количество участников «живой цепочки», организованной общественной организацией «Мемориал» вокруг здания КГБ, 30 октября 1989 года составляло уже от 2 до 10 тысяч, а демонстрации состоялись в десятках городов от Калининграда до Иркутска. В 1987-1988 годах демонстрации разгонялись, а их активные участники  были арестованы на 15 суток. Позже власти смирились с демонстрациями, в 1990 году представители КГБ даже возложили венок к Соловецкому камню.
             30 октября 1990 года на площади Дзержинского (ныне Лубянка) был установлен валун, привезенный с Соловецких островов, где в 20-х-30-х годах прошлого столетия находился один из самых страшных советских лагерей - Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН), в котором было уничтожено около миллиона человек.
АрхитекторГеннадий Александрович Ляшенко
 
         На камне была высечена надпись: «Этот камень с территории Соловецкого лагеря особого назначения доставлен Обществом «Мемориал» и установлен в память о миллионах жертв тоталитарного режима 30 октября 1990 года в День политзаключенного в СССР». Траурную панихиду по загубленным отслужил отец Глеб Якунин.
          С этого момента Соловецкий Камень стал одним из тех мест в Москве, где пострадавшие от репрессий могут помянуть своих родных и друзей.
В 1991 году решением Верховного Совета Российской Федерации 30 октября был объявлен национальным днём памяти жертв политических репрессий. А 18 октября 1991 года был принят Закон Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий». 
Государство признало вину перед гражданами своей страны за преступления большевистского партийно-советского режима. 
  Тяжелым наследием прошлого является для  Кировской области, как и для всей страны, массовые репрессии ХХ века. Тогда десятки, сотни тысяч наших сограждан прошли испытания лагерей. В их числе и Вятлаг. Только в нашей области за годы репрессий пострадали и в дальнейшем реабилитированы более 33 тысяч человек.

Книга памяти жертв политических репрессий Кировской области [Текст] : В 6 т. / общ. редкол.: Г. А. Пентегов, А. А. Сандаков ; редкол.: В. А.Багин, В. А. Бердинских, В. Н. Колпаков и др. ; сост.: В. В. Леготин, Л. С. Вепрева. - Киров :КОГУП Кировская областная типография, 2000-.
  Это книга великой скорби и слез  вдов, осиротевших детей, ничем не запятнавших себя родителей, чьи жизни были оборваны или искалечены в результате безнравственных и жестоких массовых политических репрессий. Жертвами были представители всех основных классов и социальных слоев общества – крестьяне, рабочие, интеллигенция, военнослужащие. Книга Памяти создавалась на основании исследования документов, хранящихся в Государственном архиве Кировской области. Поименный список реабилитированных жертв политических репрессий составлен по районам области . названия населенных пунктов, сельских Советов даны так, как они обозначены в делах.


Аксенов, Василий Павлович (1932-2009). Московская сага:[трилогия]/Василий Аксенов.- Москва:  Изографус : Эксмо, 2004
    Кн. 1: Поколение зимы:[роман] .- Москва:  Изографус : Эксмо, 2004.- 446,[1]с.
    Кн.2: Война и тюрьма:[роман] .- Москва:  Изографус : Эксмо, 2004.- 478,[1]с.
    Кн. 3:Тюрьма и мир :[роман] .- Москва:  Изографус : Эксмо, 2004.- 560 с.
    Трилогия   Василия Аксенова «Московская сага» охватывает едва ли не самые страшные в нашей истории годы: с начала двадцатых до начала пятидесятых — борьба с троцкизмом, коллективизация, лагеря, война с фашизмом, послевоенные репрессии. Вместе с семьей потомственных врачей Градовых, три поколения российских интеллигентов, проходят все круги этого ада сталинской эпохи.
    Никита Градов и Вадим Войнович – истинные русские офицеры, несломляемые, гордые, смелые, порядочные. Их трагедия в том, что, сражаясь за советскую власть, они в итоге пали ее жертвами…

Замятин, Евгений Иванович (1884-1937). Мы [Текст] : роман, повести, рассказы / ЕвгенийЗамятин ; худож. Е. Соколова. - Москва : Эксмо, 2006. - 602, [2] с. - (Русская классика).
Знаковый роман, с которого официально отсчитывают само существование жанра "антиутопия" Запрещенный в советский период, теперь он считается одним из классических произведений не только русской, но и мировой литературы ХХ века. Герой романа «Мы» — математик и инженер — живет в гигантском городе-государстве, отделенном стеной от внешнего мира. Ему кажется, что все здесь устроено правильно и разумно: люди вместо имен имеют номера, носят одинаковую одежду, одинаковые  квартиры, мысли и чувства. Нет ни семьи, ни прочных привязанностей... 
Но можно ли вытравить из человека жажду свободы, пока он остается человеком?

Рыбаков, Анатолий Наумович. Дети Арбата [Текст] : роман / А. Н. Рыбаков. - Ташкент : Изд-во лит. и искусства, 1988. - 542,[2] с. : портр.
1933-1934 годы. Москва. 
Уже набирает силу тоталитарный режим. 
В центре событий - жизнь обитателей "самого большого дома на Арбате между Никольским и Денежным переулками". Здесь живут и вместе учатся очень разные молодые люди - как по происхождению, так и по взглядам на жизнь. Саша Панкратов - юноша из интеллигентной семьи, сын портного Юра Шарок, сестры-сироты Нина и Варя Ивановы, дочь члена ЦК, известного дипломата Лена Будягина. У каждого из них свой путь и судьба. Но основное действие разворачивается вокруг главного героя - Александра Панкратова. В сущности, история Саши обычна для своего времени. 
На очередном заседании партбюро избирает новую жертву в лице заместителя директора Транспортного института Криворучко, обвинив его в антипартийном поведении и срыве строительства общежития. Нужен свидетель, в качестве которого чиновники собираются выставить Панкратова. Отказываясь подтвердить вину директора, Александр подставляет под удар и себя самого. Страшный механизм запущен. Теперь каждый следующий шаг Панкратова - это его путь к бездне: обвинения в антисоветских настроениях, исключение из партии, тюрьма и ссылка по статье 58-10 в Сибирь. 
Дома у Саши остаются мать, друзья и любимая девушка Варя… 
Наступают черные времена… 
 Рыбаков, Анатолий Наумович. Дети Арбата. Кн. 2. Страх: тридцать пятый и другие годы [Текст] : [роман] /Анатолий Рыбаков. - Санкт-Петербург : Амфора. ТИД Амфора, 2011. - 782, [1] с. - (Русская классика. ХХ век).
   В романе «Страх» продолжается рассказ о судьбах «детей Арбата» – Саши, Вари, Лены, Нины.Здесь читатели вновь встретятся с полюбившимися героями и станут свидетелями крутых поворотов их судеб.
Рыбаков, Анатолий Наумович.
   Дети Арбата. Кн. 3. Прах и пепел [Текст] : [роман] / Анатолий Рыбаков. - Санкт- Петербург : Амфора. ТИД Амфора, 2011. - 525, [1]с. - (Русская классика. ХХ век).
«Прах и пепел» — последняя часть трилогии Анатолия Рыбакова «Дети Арбата. Продолжается волнующий и горький рассказ о судьбе молодых людей, арбатских романтиков. В ней, как в капле воды, отразилась судьба всей страны и судьба поколения, обреченного стать горсткой праха: тяжелейшими испытаниями обернулись для него и первые годы войны, и сама «эпоха культа личности». Все происходящее с героями — история, но сами они — живые, отважно сражающиеся за свою жизнь и счастье… В этой книге есть и преданность, и предательство, и любовь навсегда. И когда в огне битвы кончается жизнь, когда целый мир покрывается пеплом, лишь одна любовь остается.

Солженицын, Александр Исаевич. Архипелаг Гулаг. 1918- 1956. Опыт художественного исследования [Текст] : [в 3 т.] / Александр Солженицын ; [ред. Л. С. Еремина ; текст подгот. В. М. Борисов]. - Москва : Книга, 1990.
Роман-исповедь, роман-эпоха от лауреата Нобелевской премии.
В основу книги легли письма, мемуары, рассказы более 250 узников сталинских лагерей и их родных. 
Те, кто едут Архипелагом управлять, попадают туда через училища МВД. Те, кто едут Архипелаг охранять, призываются через военкоматы. А те, кто едут туда умирать, должны пройти только через арест. ГУЛАГ свяжет их судьбы в узел трагедий, боли и надежды... 
Среди узников были офицеры царской армии и профессора, инженеры и солдаты, вышедшие из окружения или бежавшие из плена, православные священники и мусульмане. Там было невозможно жить и даже умереть. Приговоренные к смерти страдали от холода, тесноты, голода. Они месяцами ждали расстрела. Академик Вавилов прожил так почти год, пока его не помиловали...
 Солженицын, Александр Исаевич. Один день Ивана Денисовича [Текст] : рассказы 60-х годов. - СПб: Издат. Дом "Азбука классика", 2008. - 351 с.
Короткая повесть, один день, который проживаешь вместе с героем как маленькую жизнь, в холоде, который пробирает до костей, в голоде, от которого сводит желудок, привыкая к языку книги, который незаметно затягивает тебя так, что уже начинает казаться – нет и не может быть более подходящего способа описать словами эту чудовищную машину, день за днем перемалывающую людей . Это рассказ о том, что в любой ситуации надо оставаться человеком: где бы ты ни был и кто бы тебя не окружал. 

 Шаламов, Варлам Тихонович.Колымские рассказы [Текст] / Варлам Тихонович Шаламов ; [оформ. сер. О. Горбовской]. - Москва : Эксмо, 2011. - 285, [1] с. - (Классика в школе).
О жизни (вернее, умирании) заключённых ГУЛАГа в конце 1930-х — 1940-х годах. В «Колымских рассказах» Шаламов отразил собственный опыт: на Колыме писатель провёл более пятнадцати лет (1937–1951), работая на золотых приисках и угольных шахтах, не раз становился доходягой и выжил только благодаря тому, что друзья устроили его фельдшером в лагерную больницу. Это художественное исследование новой и непредставимой до появления ГУЛАГа и Освенцима реальности, в которой человек низводится до уровня животного; анализ физической, психической и нравственной деградации, исследование вопроса о том, что помогает выжить в ситуации, в которой выжить нельзя. 



Все представленные здесь  и другие издания  можно найти в фонде Центральной библиотеки
 

Бесплатно модули и шаблоны DLE Веб-шаблоны премиум класса